Женщина собирается с духом и набирает номер, напечатанный дешевой типографской краской на серой газетной бумаге. Волнуется, слыша в трубке протяжные гудки. Не занято.

 

— Здравствуйте, Владыко.

 

— Добре, дочь моя.

 

— А вот у меня вопрос… Ало, слышите меня? А вот у меня вопрос: я развожусь с мужем, мы венчались пять лет назад, два года назад разошлись. Я сейчас встретила и полюбила мужчину, хочу сочетаться с ним перед Богом, вот только мне бы расторгнуть предыдущий церковный брак… Как возможно это сделать? Слышите меня, Владыко?

 

— А это, дочь моя, подите по адресу Молодогвардейцев, 4. Там скажете, что вам необходимо осуществить расторжение брака. Они работают по вторникам и пятницам с восьми до пяти. С документами приходите, там вам все расскажут.

 

— Спасибо, Владыко. А вот еще я хотела спросить: а большой ли грех, что я живу в гражданском браке со своим нынешним супругом и имею с ним телесный контакт? Брак все-таки не церковный…

Пауза.

 

Треск.

 

Писк.

 

— Не волнуйтесь, дочь моя, сейчас это не так важно. Главное, что брак все-таки был узаконен перед обществом. В прежние времена, при советской власти, церковные браки и вовсе не заключались, время такое было… И все же люди делили ложе, рожали детей… варварское время, конечно…

 

Вздох.

 

— Спасибо, Владыко. Прямо камень с души. То есть, Господь наш не против того, что я живу будто бы во грехе? Очень меня волнует этот вопрос.

 

— Что? Господь?..

 

— Алло, Владыко! Да-да, Господь! Слышно меня? Господь наш, Бог — он не против?

 

Владыка коротко хмыкнул:

 

— А Бога нет.

 

Щелчок.

 

Женщина растерянно держит трубку, из которой раздаются короткие гудки.

 

Автор: Анастасия Кравченко