Ненавижу рынки в феврале, любые. В феврале вообще мало приятного, а тут еще эти ржавые навесы, картонные коробки, крикливые торгаши. Но любопытство пересилило, и я пошла.

 

Тут целых три ряда, и из каждой палатки доносятся призывы. Подхожу к одной:

 

— Что продаете? — спрашиваю.

 

— Ну как же, вот свидания, можно по одному, а можно целый пакет. Пакет отдам за пятьдесят, — начинает суетиться продавец, невысокий пухлый дядька, похожий на Якубовича. — А вот есть секс, тоже можно насыпать сколько скажете.

 

— А покажите секс. Как пользоваться?

 

— Это как обычно все, вот, проходите за ширмочку, посмотрите, можно примерить. Есть хорошие модели, универсальные: секс плюс прогулки, недельные варианты, на месяц… Время обсуждаемо.

 

Я шагнула в пыльный полумрак палатки и пошла вдоль «стены», где был выставлен товар. Тут и вправду были модели на любой вкус: высокие и не очень, брюнеты, блондины, стройные и пухлые… Я ткнула пальцем одному в плечо. Он как-то неуверенно пошатнулся.

 

— Вы что делаете, не надо! Он же активируется, — заголосил продавец.

 

— А как ими пользоваться? — Я все никак не могла понять, зачем все это нужно.

 

— Ну как обычно: дотрагиваетесь, улыбаетесь, спрашиваете как дела, чем он занимается. Он вас тоже спрашивает, потом вы шутите, пьете кофе или чего покрепче… Дальше, я думаю, объяснять не надо, — он как-то пошло хихикнул. — Вот эти — он махнул вправо — одноразовые, они, понятное дело, дешевле. А вон там, слева, лимитированные, в зависимости от потребностей. К ним можно подобрать отдельно разные девайсы. Кран починить, завтрак приготовить, а то и стихи писать.

 

Я остановилась напротив пепельного блондина с грустными глазами. Глаза, конечно, были закрыты, но я почему-то была уверена, что они грустные. Я убедилась, что продавец на меня не смотрит и погладила его по щеке. Может, мне показалось, но у него задрожали ресницы.

 

— А любовь? Есть у вас в девайсах? — спросила я.

 

— Любовь? — Мужичок перешел на полушепот. — Есть любовь. Но мало. Вас как интересует? Какие сроки? Год, два? Есть от пяти до десяти лет, но это дороже, конечно. Вы какой суммой располагаете?

 

— А чтобы навсегда, есть у вас такие девайсы?

 

— Навсегда? — Якубович потерял дар речи. — Таких не бывает, как это, навсегда. Вы представляете, сколько он тогда стоить будет?

 

Я не представляла. Я вышла из палатки, купив самый дешевый лотерейный билет на одно свидание, и отправилась домой.

 

Фото: alexprager.com