Огонь привезли в город, Олимпийский. Радости людей пределу не было. А главное, журналисты обрадовались — интересная работа намечается. И особенно мы обрадовались, нас два человека. И третьего из газетной редакции дали. Быть при этом действе нам нужно в нескольких местах одновременно. Желательно еще сымать на камеру фотографическую и на интернет-портале заметки выпускать. Чтобы онлайн народ узнавал воронежский про такую чудо-вещь.

 

Я, как водится, проспала, что рядом лежало натянула на себя и побежала. В администрацию, чтобы пройти досмотр, так как это тебе не  как обычное какое мероприятие, а целый Олимпийский огонь. Надо думать. Пришли с коллегами, стоим в очереди, проходим, так сказать, фейс-контроль.

 

Автобусами повезли в различные места, по ходу маршрута. Коллегам удобно, конечно, меняются. У нас не то чтобы роскошный вариант, но тоже ничего. Пришли на вокзал железнодорожный, на встречу Олимпийского символа. А, меж тем, событие-то важное, туда все издания пришли, некоторые по два человека. Выстроились мы с камерами на готове у линии, за какую не разрешили заходить. Стоим значит ждем. Руки мерзнут, пальцы еле двигаются, а уйти нельзя — стоим все к друг другу прижались, чтобы читатели, так сказать, эксклюзивные посмотрели кадры. Ну ничего, все получилось. Встретили хлебом-солью, танцами и всем таким.

 

Прибежала обратно в редакцию. Писать такое сразу ж надо. Тем более, отслеживать — где какие истории с огнем приключились. Людей валом валит. Будто высадка инопланетян произошла или президент приехал лично с каждым пообщаться. Мороз стоит трескучий, все с дитями, по нескольку штук у некоторых в наличии. Ничего, стоят. Интересно же. В город-то вон чего привезли.

 

Пишу сижу заметки, штампую, посещаемость растет. Селедку из “Робин Сдобина” ем, я ж не так тебе кто, редактор интернет-портала. Но оно встретить-то встретили. Оно ж и проводить нужно. Собрались идем в ночь на площадь главную, чтобы значит провожать. Выстроились, операторы стратегически важные места заняли, им-то нужнее, они с телевизора. Мы с газетным журналистом тоже выстроились, стоим. Пальцы меж тем синеют, причем чувствую, что на ногах. В голове мыслей сразу несколько: первая — как успеть на маршрутке доехать до редакции быстрее коллег (у которых тут работает человек 5 и в редакциях еще по 5 сидят) и вторая — ампутируют ли мне пальцы? Ну ничего, достояли, к губернатору подбежали, диктофон подсунули, ничего. Обратно бежим.

 

Бежим, а у самих ноги не идут. И руки тоже не идут. Забежали в предбанник какого-то магазина, сняли ботинки с сапогами, растирать ступни начали. Думаем, вот это мы конечно даем. Для редакции родимой ничего не жалко. Ни ступней, ни рук. Ничего.

 

В общем много заметок получилось, много трафика собрали. А редактор, какой главнее всех главных, тоже немножко похвалил: “Немного, конечно, но ничего, сойдет”.

 

Источник фото: myopen.space