Фотография deviantart.net

Краткая инструкция по применению.

 

Если вы вдруг по каким-то причинам не хотите больше со мной общаться, то спросите следующее:

 

“Не получается, да?”

 

“Наверное, муж не хочет? Бедняжка”, — смотрит на меня с сочувствием, глаза притупила. “Да нет, мы оба не хотим”, — отвечаю я. “Не получается, да?”, — опять, с сочувствием. “Да мы здоровы. Просто не хотим”, — не сдаюсь я. “Ну а как же в старости, кто кружку воды подаст?” — коронный удар.

 

На дворе 2015 год. Все уже в курсе про то, что есть “плохие” чайлдфри и эгоистичные стервы, желающие строить карьеру. Я, к слову, ни к первой категории, ни ко второй не отношусь. Я спокойно могу находиться в обществе детей, мне нравятся детские книжки и я люблю детей друзей. Просто я не готова сейчас, может быть не буду готова никогда, а может быть усыновлю ребенка в свои 40 лет.

 

Но я стала замечать, что все эти “пятка ребенка пахнет Богом” и “дети — наша радость”, а также сочувственные взгляды наталкивают на параноидальные мысли. И если сейчас мне только 26, то что будет в 45?

 

Серьезно, мамочки и будущие мамочки, что с вами не так? Вы же не умрете в страшных муках без кружек воды, вы — счастливая семья с несколькими детьми, в отличие от меня страдалицы. Что? Я? Вам? Сделала?

 

“Зачем тебе пенсионерский отдых?”

 

“Мы вот в Турции были, так здорово”, — делится эмоциями от поездки. “Ммм, классно. Мы в Прагу хотим еще раз съездить”, — поддерживаю разговор я. “А там есть море?” — спрашивает с неподдельным удивлением. “В смысле море?” — чувствую подвох. “Ну загорать чтобы”, — коронный удар.

 

Я люблю путешествовать. Если бы не желание улучшить жилищный вопрос, обязательно бы все тратила в поездках. Для меня это — лучший отдых. И у меня нет вопросов к тем, кто любит отдых по-русски с отелями “все включено” и 10-дневной отключкой мозга. Я попробовала так в Крыму, слава Богу, не на все время отдыха. Мне не понравилось, спасибо.

 

Я хочу путешествовать, вы хотите загорать и танцевать в клубах под “тынц-тынц”. Мы не пересекаемся в интересах и желаниях. Но Прага не для пенсионеров, а отдых в Риме стоит ровно столько же, сколько ваш “ол инклюзив”. Да-да, представьте себе.

 

“А ты ему звонила?”

 

“А муж твой что делает?” — спрашивает у меня с интересом. “Муж с подругой, наверное, встретился, но вообще не знаю”, — отвечаю я и уже предвкушаю неподдельный интерес к сей стороне моей скромной жизни. “А ты ему звонила? Я вот Илюше, пока мы здесь сидим, уже несколько раз позвонила, он дома”, — удивляется. “Да я не знаю, я вроде бы с тобой общаюсь”, — взываю к разуму. “А у вас все хорошо?”, — коронный удар.

 

Да, я тоже, как и все представительницы женской половины человечества, иногда выедаю мозг маленькой чайной ложечкой и придираюсь к мелочам. Но, чаще всего, я адекватна. Я не звоню миллион раз, когда он встретился с подругой, чтобы узнать, “не изменяет ли мне подлец”. Я не указываю ему, с кем дружить, и как провести выходной.

 

И нет, он не уйдет от меня из-за того, что

 

  1. я не готовлю наваристые борщи
  2. (и — о боже! — почти не готовлю)
  3. я не собираю ему заботливо в контейнер еду на работу
  4. я могу потратить n-ную сумму на курсы по журналистике, а не на что-то “в семью”
  5. у меня есть друзья мужского пола (да, такое существует во вселенной)
  6. я с девочками пошла танцевать (в клуб, да)
  7. я “немножко” задержалась в клубе до утра

 

Девочки, серьезно, прекращайте.

 

Я это все к чему. Не застревайте в своих стереотипах и не пытайтесь навязать их другим! И будем нам всем счастье. И чайлфри, и “овуляшкам”, и черным, и белым, и красивым, и умным.

 

Автор: Анна Неретина.