Для кого-то надвигается конец года, а для нас — очередной виток братской любви и открытие новых творческих горизонтов. Гарсон, тряси бутылку.

 

Друзья, шок-контент — наше ЧЕТВЕРТОЕ (1, 2, 3) интервью самим себе. По-прежнему совершенно бесполезное, но фантастически ироничное. Рассказываем, куда запропастились, почему вернулись и что в планах.

Куда мы пропали?

 

Ася: 2017 год для меня был — только сплевывать и креститься, так что ни о каких творческих начинаниях речи не шло.

 

А потом наступила эйфория: я улыбалась прохожим и танцевала на мосту, и под мостом, и разговаривала с собаками. А недавно я сдула пыль со старых набросков нашего так и не написанного романа, и мое сердце застучало, будто я увидела прекрасного незнакомца в переполненном баре и мысленно родила от него двоих детей.

 

Решила, что роман все-таки должен быть написан.

 

Аня: Я осмысляла, потом переосмысляла. И, та-да-дам, — практически новая я.
 

Что поменялось в наших головах за это время?

 

Аня: С недавних пор хочу портрет Льва Николаевича как символ моей безграничной любви к философии гения и как идеи принадлежности течению толстовцев.

 

Еще хочу писать как Мариша Пессл. Растягиваю последнюю вышедшую у нас книгу. Редкая возможность насладиться каждым словом. В общем, обрела литературный ориентир №2. После человека с бородой, разумеется.


И еще новость — я в Клубе Писателей. Мы собираемся по четвергам на завтраки: вдохновляющие и пинательные. Девочки, я нами горжусь. Power Writers, все дела.

Неизменно одно: я по-прежнему считаю, что слава дышит нам в спину.

 

Ася: Я всегда считала, что если ты не Достоевский Федор Михайлович или, скажем, не человек с бородой, которым так восхищается Аня, то не суй свой мелкий нос в литературу.

 

Сейчас мне ближе концепция Сэлинджера: цель настоящего писателя — писать. Неважно что, неважно как. Смысл в получении удовольствия от процесса, а не в лучах призрачной славы.

 

Зачем нам блог?


Аня: Эксклюзивно для рассказов. Малый жанр решили публиковать вот так камерно. В безумных идеях что-то писать в блог — по вдохновению и наитию.

 

Ася: А разве сейчас не у каждой ровной кисы должен быть блог? Нет? Ну пусть все-таки будет.
 

Что нового мы готовим для для наших воображаемых читателей?

 

Ася: Как говорила выше, собираюсь вдохнуть жизнь в так и ненаписанный роман, который еще два года назад мы планировали писать в соавторстве. Но теперь я забрала идею себе — Аня не против. Все равно ей придется вычитывать каждую главу и подробно рассказывать мне, какой он получается гениальный.

 

Аня: Тут, пожалуй, лаконичным ответом я не ограничусь. Надеюсь, мой инстаграм перестанет быть пристанью интернет-магазинов, и я продолжу рассказывать в сторис, как и что я пишу.

 

Еще предлагаю классный формат — идею стащила у девушек 2 talk girls. Кратко: я даю Асе читать свою любимую книгу, а она мне свою, после чего, рассказываем, как оно нам. Мне кажется, будет занятно. В целом, попробуем что-то живенькое привнести в блог.

 

Наши писательские планы разнятся: я пишу молодежный триллер на конкурс от издательства «Росмэн», хочу переработать готовые повесть и рассказ, которые планирую выложить на Литнет.

 

Триллер, на минуточку, 18+. И, как и обычно, приправлю нотками грусти и всепоглощающей депрессии. Но я художник, я так вижу.

 

Как мы пишем и где берем идеи?

 

Аня: Идеи приобретают огранку в продолжительных, и часто философско-безумных, беседах психологического кружка и Клуба Писателей. В этом году у меня пунктик на всяческие сообщества и объединения.


Ася: В конце года я всегда чувствую себя опустошенной и усталой. И кажется, что какие уж тут идеи — лечь бы и проспать всю зиму как медведь. А потом вдруг случается что-то очень радостное, или что-то очень грустное — что-то, что заставляет чувствовать себя живой.

 

Вот тогда хочется сесть и написать то, что я прожила только что, пусть это и длилось пару минут. Главное — прислушиваться к каждой мелочи, которая нас окружает.

 

Фото: Алекс Прэйгер